Война и судьба

День Победы для нашей семьи — особый праздник. Мы извлекаем на свет и пересматриваем сохранившиеся документы и фотографии военных лет. Их немного. Есть среди них пожелтевший, стершийся на сгибах листок — характеристика красноармейца Купцовой Марии Сергеевны, подписанная начальником штаба майором Мариновым: «Красноармеец Купцова показала себя дисциплинированным воином. Своей работой обеспечивала боевую готовность подразделения. За добросовестное отношение к выполнению боевых задач имеет от командования ряд благодарностей…» Речь в документе ведется о моей бабушке — Марии Сергеевне Купцовой (в замужестве  -Громовик).

О войне бабушка вспоминать не любила и почти ничего не рассказывала: «Было и было, что вспоминать-то!» Из документов известно, что Купцова Мария Сергеевна, которая работала тогда в кимрской башмачной артели, была призвана на военную службу в 1942 г. Кимрским военным комиссариатом в очень трудное для страны время — каждая пара рук была на счету.

После прохождения  краткого курса молодого бойца в учебном центре в Сабурово (сейчас это один из южных районов Москвы) Мария была направлена на службу в 15-ю батарею 1779 зенитного полка 60 зенитно-артиллерийской дивизии, задача которого — защищать небо столицы и Подмосковья от воздушных налетов фашистов. Зенитную установку обслуживал расчет из 4 девушек, Мария была дальномерщицей — определяла расстояние до цели и ее координаты. Благодаря точности и слаженности действий, девушки сумели сбить не один вражеский самолет. Фугасные бомбы падали с ужасным воем, который сливался со звуком сирены, раздавались взрывы и начинались пожары. После налета девушки выходили на улицы, чтобы убрать неразорвавшиеся снаряды и помочь в тушении пожаров.

Будучи ребенком, я однажды спросила бабушку, страшно ли ей было на войне? Она ответила не сразу: «Поначалу да, страшно, а потом попривыкли. Это была такая работа», и продолжила: « По тревоге часто поднимали, нужно было собраться за две минуты. Чтобы не терять времени и быстро собраться, шинель надевали на ночную рубаху, босые ноги в сапоги  и выбегали на построение. А потом занимали свои места. После отбоя тревоги возвращались в казармы, иногда до утра согреться не могли. Как-то прислали нового командира батареи по фамилии Поляков. Объявили построение. Командир проходит вдоль строя, полы шинели откидывает, а у нас и нет ничего из одежды, кроме нижнего белья. И колени посинели от холода. Сначала ругался очень, говорил: «Девоньки, милые, одевайтесь, вам беречься надо!», потом учил нас портянки правильно наматывать  и на сборы чуть больше времени давал. Хороший командир был, справедливый». Случались редкие минуты отдыха. Такие моменты особенно ценились: девчата пели, плясали, мечтали, как будут жить после войны. Маруся, как ласково называли мою бабушку  товарищи, задорно играла на балалайке и звонким голосом пела частушки.

Когда в войну вступила Япония,  Мария Купцова в составе своего полка отправилась на Дальний Восток. Полк базировался неподалеку от г. Ворошилова (современный Уссурийск) в сопках, где не было ничего, кроме камней и сильного, пронизывающего насквозь ветра. Там началась и другая история. Как-то раз в расположение 15-й батареи приехали однополчане-мужчины, тогда и познакомилась Мария со своим будущим мужем Федором. Сержант  Громовик был командиром зенитного орудия.  Красавцу сержанту сразу понравилась серьезная кареглазая девушка. Сохранилась одна открытка, которую Федор прислал Марии из Москвы в январе 1945 года: «Здравствуй, Маруся! Я пока в Москве на Курском вокзале, жду поезда, неизвестно когда будет. Сегодня 30.01.1945 г. Привет ребятам. Надеюсь, скоро увидимся, Федор».

Мария Купцова окончила войну в звании ефрейтора в сентябре 1945 года. Об этом великом событии она вспоминала: «Пришел командир полка и крикнул: «Танцуйте, девчата! Победа!» Все стали обниматься и плакать».

Домой возвращались больше месяца разными путями. Как-то не задумывались о времени, потому что  впереди ждала долгая счастливая жизнь. Больше всего запомнилось озеро Байкал, какая холодная и прозрачная вода в нем. Федор и Мария зарегистрировали свой брак в Озерском сельском совете Талдомского района в 1946 году.

В мирной жизни Мария Громовик работала на швейной фабрике «Юность». Она была ответственным работником, отличной хозяйкой, заботливой мамой и бабушкой, только улыбалась редко — война оставила неизгладимый след. Бабушка была скромным человеком: надевала свои награды один раз в год — 9 мая, на встречу с ветеранами-фронтовиками.

Мы всегда будем помнить родных и близких, которые подарили нам мир и отстояли свободу нашей Родины.